Как выглядит современная война?

80% солдат на фронте гибнут в результате дистанционных ударов. Современные средства дистанционного поражения: управляемые и неуправляемые ракеты всех типов, управляемые и неуправляемые снаряды (в том числе кассетные), мины разных калибров, фпв-дроны, сбросы, дрон-бомбардировщики.

До стрелкового боя еще надо добраться

Непосредственно в коротком (менее 1 км) стрелковом контакте участвует небольшое количество бойцов. В том числе потому, что сблизиться с противником в 2023 году очень сложно. Вероятность погибнуть от кассеты или фпв дрона близка к 100%. Бронированная техника при этом не спасает.

Ключевые бои идут на дистанции от 1 до 5 км с применением всех перечисленных средств поражения. Когда противник выдвигается на штурм, он чаще всего не доходит до «финиша» или добирается в разобранном виде.

Хорошей иллюстрацией были летние штурмы наших укреплений на Запорожье, когда ВСУ сначала наступали ротами и батальонами, потом взводами, потом отделениями, и наконец-то двойками-тройками. Все бестолку.

Нет тыла

В современной войне равных противников почти отсутствует тыл. Еще в 2022 году до поставок Западных ракет условно безопасный тыл начинался за 10 км от фронта, полностью безопасный за 100 км. Сейчас нет вообще никакого близкого радиуса, где можно чувствовать себя спокойно.

В зоне до 10 км от фронта ты находишься в зоне поражения минометов, арты, фпв-дронов, в зоне 20 км в зоне поражения дальнобойной артиллерии, в зоне до 70 км поражение осуществляется высокоточными РСЗО, глубже — дальнобойные ракеты и БПЛА.

Повсюду глаза противника

Превосходство космической и высотной разведки НАТО и наличие специальных обрабатывающих цели военных центров позволяют противнику иметь внушительное превосходство по вскрытию целям.

От нашей армии это требует растягивания коммуникаций, рассредоточения, постоянных перемещений по линии фронта и тылу, и тщательной маскировки. Раньше надо было «ходить в глубину» или «брать языка», теперь достаточно сесть за НАТОвский монитор, способный разглядывать солдата в окопе.

Если бы потенциалы космических разведок наши и противника были равны, украинцам уже нечем было бы воевать. Наши ракеты мало уступают в точности западным. Без разведданных НАТО война бы закончилась намного быстрее.

Современный солдат воюет под взглядом тысяч камер, почти каждая из которых желает ему смерти.

Больше двух не собираться

Современные средства ведения войны вынуждают отказываться от тактики сосредоточения техники даже в тыловых районах, требуют максимального рассредоточения техники и живой силы перед линией фронта. Любая группа солдат, регулярно собирающаяся на оперативной глубине становится важной целью. Чтобы избежать потерь и стачивания личного состава современной армии требуется постоянно «дробиться» и тут вылезает еще одна важная проблема современной войны — связь.

У кого лучше связь, у того будет результат.

Обеспечение устойчивой связи на линии фронта — залог успеха в любых оборонительных и наступательных действиях. Особенно важна связь штурмовикам, которые пытаются сблизиться с противником для прямого стрелкового боя. Связь должна быть непрерывной, надежной, и подаваться непосредственно в наушник в шлеме. В противном случае высока вероятность дезориентации и потери боеспособности, или дружеского огня.

Хорошая связь: рации, ретрансляторы, спутники, интернет — позволяет боевым подразделениям находится в постоянном тонусе. Каждый знает свое место и задачу, которую мгновенно можно откорректировать.

Кроме технической стороны в современной войне важна связь в организационном плане. От нее буквально зависит, на действия каких масштабов способна армия: уровня батальона, полка, дивизии, фронта. Организационная сторона связи зависит от опыта офицеров, их матчасти, морального уровня, и конечно же устава и других положений, регулирующих управление армией, и задачи конкретных подразделений.

В чем главная проблема современной войны?

В сухом остатке территорию всегда занимает конкретный солдат с автоматом под прикрытием танка, но довести этого солдата до цели в войне с равным противником стало несоизмеримо трудно, и сейчас победит тот, кто первым сможем создать своему бойцу «огневой коридор» до вражеского окопа.

Сам солдат испытывает на себе несоизмеримо больше угроз: броня не спасает, движение не спасает, укрытия спасают с оговорками. Солдат должен все время смотреть по сторонам, слушать воздух, быть с головы до пят закрыт броней, и обязан защищать себя средствами борьбы с дронами противника. Колоссальная нагрузка на человека, у которого над головой свистят пули, а рядом рвутся снаряды.

О чем надо думать военной науке?

И тут мы подошли к самому сложному вопросу современной войны. Дело в том, что подготовка пехоты часто ведется недостаточно щепетильно, исходя из установленных военной наукой «сроков жизни бойца на передовой». Эти расчеты принимают на веру, что количество жизней солдат конвертируется в выполнение боевых задач.

Но дьявол именно в том, что современная война сделала все эти расчеты неактуальными. Не конвертируются плохо подготовленные солдаты в отвоеванные квадратные километры!!! А значит надо полностью менять подход к пехоте: искать людей более интеллектуальных, смелых и идеологически твердых, хорошо их обучать, оснащать, и беречь от «некомпетентного командования». Только такие солдаты способны в современной войне дать нужный результат.

Об этом военной науке еще предстоит крепко подумать.

ЖИВОВZ

Оцените статью
Война Z
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: